Первые сведения о семье Юргенсон, которые известны начинаются с отца Петра Ивановича Иоганна Кирса, эстонца, который принял фамилию жены Аэты Юргенсон. Аэта была из семьи выходцев из Дании. Видимо, ранее фамилия звучала как Йоргенсон, а потом была переиначена на русский манер. Между прочим, фамилия Йоргенсон в Дании распространена не менее, чем в России, скажем, Иванов или Петров. В России множество представителей этой фамилии, которые, возможно, не связаны никаким родством, но кто знает, может чьи-то корни сплетаются в Дании. Многие представители этой фамилии попали в Россию через Эстонию или Финляндию.
    

О происхождении Иоганна Кирса известно лишь то, что он был сыном смотрителя маяка на острове Даго или Дагё. Современное название острова Хийумаа, это второй по величине из островов Эстонии. Сам Иоганн был шкипером на рыбачьем судне, умер от чахотки в 41 год. После него осталась вдова с четырьмя детьми: Иосиф, Петр, Елена и Мария.
    Петр, при рождении получивший имя Петер Йоганн (Йохан), родился 5(17) июля 1836 года, крещен был в церкви пастора Фрезе по лютеранскому обряду. Старший его брат Иосиф, род. 1828, отправился на заработки в Петербург, где поступил в магазин Бернарда. Когда Петру исполнилось 14, мать отправила его вслед за старшим братом.
    Первый год Петр работал учеником у ювелира, и, хотя работа ему удавалась, но была ему не интересна, и тогда Иосиф устроил его к Бернарду. Позднее Петр работал у Стелловского, затем у Биттнера, а в 1859 году перебрался в Москву по приглашению торгового дома Шильдбахов на должность управляющего в музыкальном торговом доме.
    Два года спустя фирма Шильдбаха закрылась. Петр, решив, что пришло время открыть собственное предприятие. Начальный капитал был небольшой, но он решил рискнуть. А за поддержкой отправился к Николаю Рубинштейну, о котором знал, как об одном из главных деятелей музыкальной Москвы. И вскоре, было открыто предприятие.
    Петр Юргенсон был дважды женат. Первая его жена – Марфа Ивановна Соц, род. 1839, умерла совсем молодой в 1864 году. О причинах смерти, к сожалению, ничего неизвестно, но можно предположить, что умерла она родами или от последствий родов: на кладбище Алексеевского монастыря, которое сейчас уже не сохранилось, были похоронены и две, умершие в младенчестве, дочери Петра Ивановича, обе по имени Зинаида; первая из них скончалась 5(17) мая 1865 года будучи всего 1 г. и 2 мес. от роду.
    Через некоторое время после смерти жены Петр Иванович женится второй раз на ее старшей сестре Софье.
    Семья Соц одна из ветвей фамилии Тиханович. Дед Софьи Ивановны, ум. 1794, был переводчиком, преподавателем французского в гимназии Московского университета. Ее родной дядя, Василий Иванович, 1788-1841, переводчик, писатель, цензор. Именно Василию Ивановичу адресовано «Второе послание к цензору» А.С. Пушкина. Отец ее, Иван Иванович, тоже занимался переводами. Софья Ивановна и Марфа Ивановна, обе включены в словарь русских писательниц Языкова. Почти все ее сестры были преподавательницами. Две из сестер, Ольга и Надежда, были начальницами гимназий. Надежда Ивановна возглавляла 1-ю московскую казенную женскую гимназию. Еще во время работы ее в должности надзирательницы ее протежировал на должность начальницы Федор Иванович Тютчев, с семьей которого она дружила. Тютчев называл ее «нашей умной любезно-практически-домостроительной Mlle Soz». В одном из своих писем к Марии Александровне Георгиевской, сестре жены, он говорит: «Но вам, может быть, не захочется расстаться с Москвой — с Москвой, где дышит Соц и ре́звится Назаров, — видите, какой вышел великолепный шестистопный ямб…»
    Единственный брат Софьи Ивановны, Иван Иванович был председателем судебной палаты в Харькове.
    У Софьи Ивановны и Петра Ивановича было несколько детей. Двое из них умерло рано, вторая из Зинаид и сын Алеша. Остальные дети были Борис, Григорий и Александра.
    Старшим из них был Борис, род. 19(31).01.1868, который после смерти отца, вместе с Григорием продолжил его дело. К тому моменту Петр Иванович уже дружил с Чайковским, и Петр Ильич стал крестным отцом Бориса.
    Борис Петрович был не только музыкальным издателем. Будучи по образованию юристом, он написал монографию по авторскому праву, которая не потеряла своей актуальности до сих пор и недавно была переиздана.
    Александра Петровна, 1870-1946, стала художницей. Она училась на одном курсе с Васнецовым и Суриковым. Последний написал ее портрет, который находится теперь в «Русском музее» в Санкт-Петрбурге. Портрет Сурикова ее кисти – в Третьяковской галерее.
    Она была дважды замужем. Первый брак, с художником Сергеем Ивановичем Светославским, продлился недолго. Вторым мужем Александры стал известный окулист Константин Владимирович Снегирев, у них родилась дочь Ася.
    Борис Петрович женился на Марии Викторовне Савковой, с которой встретился на «живых» картинах. Это была любовь с первого взгляда. Вообще, история их любви достойна отдельного рассказа.
    Мария Викторовна была из дворянской семьи. По свидетельствам родни отец ее, Виктор Евграфович Савков (ум. 10.11.1903), отставной поручик Харьковского уланского полка, был незаконнорожденным сыном генерала Недоброво и дворянки Савковой (урожд. Киреевской) и отец подарил ему родовое имение Вязовик. Во всяком случае, когда Виктор Евграфович служил мировым судьей, приемная его находилась именно в этом имении. Многие сведения, конечно, можно попробовать отыскать в архивах, возможно, удастся подтвердить или опровергнуть эту историю, хотя современники их твердо об этом говорят. Так, например, по записям Петра Борисовича (сына Б.П.-старшего и М.В.) известно, что Мария Викторовна после окончания учебы предпочла жить в семье своей дальней родственницы Софьи Ивановны Киреевской, которая была замужем за известным профессором Огнёвым.
    Если касаться Недобровых, то из этой фамилии мне известно два генерала: Василий Александрович и полковник Евграф Васильевич, отставленный от военной службы генерал-майором. По отчеству Виктора Евграфовича можно было бы предположить второго

(что тоже не факт,мне неизвестны пока имена Савкова и Киреевской, Савков может оказаться Евграфом, могли имя дать по нему, могут быть и другие варианты), но он вышел в отставку только в 1848 г., а служил в других местах, так что Василий Александрович больше подходит, тем более, что его родители владели имением Вязовик. В тот период, когда Виктор Евграфович проживал уже в Ельце (ок. 1890 г.) с детьми Ольгой и Николаем, которые на тот момент учились в гимназиях (соответственно, в женской и мужской), Вязовиком владели Недоброво, потомки Василия Александровича. Есть только одна неувязка: Василий Александрович умер в 1838 г., а в списке на поминовение, в котором указана и дата смерти Виктора Евграфовича, про последнего сказано “умер 60 лет”, т.е. Виктор Евграфович, в таком случае, должен был родиться ок. 1843 года, так что либо не подходит, либо умер он не 60 лет, а старше (вполне возможна описка с учетом, что общий список достаточно велик, тем более, что на семейных фотографиях под конец жизни Виктор Евграфович выглядит не меньше, чем на 70). Тут придется обращаться к метрическим записям, будем надеяться, они сохранились.
    У Виктора Евграфовича Савкова было несколько дочерей и сын Николай. Интересно, что одна из дочерей, Елена, вышла замуж за Шильдбаха из той самой семьи, в торговом доме которой когда-то работал Петр Иванович.
    Со стороны матери Мария Викторовна происходила из семьи Шпановых, о происхождении которой в семье ходила следующая легенда. Во времена фанариотских восстаний в Греции в Россию выехал некий князь Спано, который привез двух своих сыновей, а сам вернулся на родину, где и погиб. Фамилия их превратилась в Шпановых, а дочь одного из них, Сергея, вышла замуж за Виктора Евграфовича Савкова. Про братьев говорили, что они и правда были похожи на греков, были заядлые картежники, что передалось и матери Марии Викторовны. Но пока информации по братьям нет, а по Шпановым известен пока только род von Spanov (за точное написание начала фамилии не ручаюсь, встречал ее давно, и, к сожалению, источника под рукой нет) в России превратившийся в Шпановых.
    В семье Бориса Петровича и Марии Викторовны родилось трое детей: сын Петр и дочери Вера и Наталья.
    Петр Борисович не очень хотел продолжать семейное дело, хотя очень любил музыку, имел музыкальные способности и играл на нескольких инструментах. Революция 1917 года освободила его от этого бремени, отобрав семейное дело в пользу государства. При этом Борис Петрович остался служить в своей же бывшей фирме, чтобы иметь возможность сохранить дело, начатое еще его отцом.
    Сам же Петр Борисович сначала был историком-византинистом, но потом, после фактического уничтожения в 20-е годы этой специальности, ушел в охотоведение, и стал одним из зачинателей охотоведческого дела в России. Не так давно вышли его воспоминания о семье и о жизни, которые он написал в качестве рассказа о себе своей будущей жене Ирине Александровне Дмитриевой.
    Первым браком Петр Борисович был женат на Ольге Алексеевне Мечёвой. Петр Борисович был человеком верующим и даже помогал во время службы в храме святителя Николая в Клениках. Сам Петр Иванович в свое время не перешел в православие до конца жизни оставаясь лютеранином, но все его дети были крещены уже по православному обряду. Здесь Петр Борисович познакомился с настоятелем храма Алексием Мечёвым (прославлен в лике святых в 2000 году) и подружился с его сыном Сергеем (причислен к лику священномучеников в 2000 г.). Здесь же познакомился и с Ольгой Алексеевной. Он был влюблен и несмотря на отговоры Сергея, хорошо знавшего характер сестры, и разницу в возрасте (она была старше его почти на 8 лет), женился на ней. В этом браке у него родился сын Алексей, который, к сожалению, унаследовал по линии матери страшную болезнь, гемофилию. Эта болезнь привела к его ранней смерти. Брак к тому моменту почти закончился, и, после смерти Алешы, супруги окончательно разошлись.
    В сороковые годы Петр Борисович знакомится с Ириной Александровной Дмитриевой, которой и представил свою биографию в виде рукописи.
    Отец Ирины Александровны, Александр Андреевич Дмитриев, до революции был актером театра Корша. После 1917 года, не имея интереса играть в революционное искусство, он ушел из театра и стал работать на железной дороге. Недавно обнаружилась его записная книжка за 1914 год, в которой он отмечал постановки театра, свои роли, а также и постановки других театров того периода.
    Родной брат Ирины Александровны, Лев Александрович, известный ученый-литературовед, исследователь древнерусской литературы, работал с академиком Лихачевым. Одна из сестер, Татьяна Александровна, матриарх большого семейства в Петербурге.
    Самый старший представитель семьи Юргенсон в Москве, Наталья Даниловна Черкес, дочь Веры Борисовны Юргенсон.
    У Петра Борисовича и Ирины Александровны родился сын Борис, ныне профессор, доктор геолого-минералогических наук, ныне президент фонда имени П.И. Юргенсона, ответственный секретарь Союза Композиторов России и директор издательства «Композитор». В браке с Инессой Васильевной Почтаревой у них родиласть дочь Анастасия, теперешняя хозяйка «Гостиной Юргенсон» и вице-президент фонда. Подрастает и следующее поколение Юргенсонов в лице дочери Анастасии Августины Юргенсон.
    Внучка Григория Петровича Юргенсона, Любовь Генриховна Юргенсон, писательница, переводчик, преподает в Сорбоннском университете.

 

©Леонид Шабаев

0

Автор публикации

не в сети 2 года

test

0
Комментарии: 0Публикации: 241Регистрация: 19-10-2018
Поделиться
Авторизация
*
*



Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля
X